ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ. Если кто-нибудь спросит меня, что такое жизнь жизни и что такое свет жизни, я отвечу ему одним словом: это идеал

Предыдущая9101112131415161718192021222324Следующая

Идеал

Если кто-нибудь спросит меня, что такое жизнь жизни и что такое свет жизни, я отвечу ему одним словом: это идеал. Если кто-нибудь спросит меня, что проливает свет на путь жизни и что придает жизни интерес, я отвечу ему одним словом: это идеал. Человек, имеющий богатство, имеющий специальность, ученый, имеющий комфорт, но не имеющий идеала – для меня труп, а человек не ученый, не имеющий специальности, не имеющий богатства или положения – если у него есть идеал, он живой человек. Если человек не живет ради идеала, ради чего же он живет? Он живет ради себя самого, а это – ничто. Бессилен и не озарен светом человек, живущий и не знающий идеала. Чем более велик идеал, тем более велик человек, чем шире идеал, тем шире человек, чем глубже идеал, тем глубже человек, чем выше идеал, тем выше человек. Без идеала, кем бы он ни был в жизни, его жизнь не имеет ценности.

Вы можете у меня спросить, что я имею в виду, говоря об идеале. Любой объект, каким бы малым он ни был, который вы любите, за которым ухаживаете, ради которого вы готовы пожертвовать собой и всем, чем владеете, это идеал. Я считаю, что более достойным является фанатик, который говорит: “За этого каменного идола я отдам свою жизнь. Я почитаю его как бога”, чем тот, кто говорит: “Я не знаю, я просто живу изо дня в день”.

Искренний идеал, каким бы он малым ни был, это идеал. Есть люди, которые пойдут на любую жертву, чтобы служить своей нации – у них есть идеал. Есть люди, которые ради поддержания чести своей семьи, своих предков, вынесут все трудности и все же отстоят честь; у них есть конкретный идеал. Каким бы узким, каким бы консервативным он ни показался, все-таки у такого человека есть добродетель, это следует признать. В летописях мировой истории мы видим, что способные поддерживать свою добродетель зачастую были способны на это потому, что их родители так поступали, потому что их предки имели достоинство; поэтому они не могли поступить иначе. Есть в этом что-то, и этого нельзя сбрасывать со счетов. Человек, не обращающий внимания на эти вещи, продолжает жить, у него могут быть успехи в бизнесе, но это ординарная жизнь, жизнь, в которой нет глубины, жизнь, которая не имеет ценности. Нет в жизни ничего, что сделало бы ее ценной, кроме идеала.

Есть и другие, исповедующие идею расизма, они думают: “Я ценю только достоинства моей расы, я поддерживаю их и для того, чтобы их поддержать, я пойду на любые жертвы – вот мой идеал”. Есть люди, соблюдающие честь своего слова: если они однажды дали слово – это навсегда. Есть и такие идеалисты, которые поддерживают честь своей привязанности, честь своей любви, своей дружбы. Если они дают, то отдают, и отступить является величайшим бесчестьем для таких людей. В даянии и приятии сердца – в том и другом есть характер, есть честь. Нарушение этого постоянства для них хуже смерти. Все это, каким бы мелким, каким бы детским оно не казалось, в то же время имеет ценность, это единственное, что достойно и ценно в жизни.



Я расскажу вам одну история о предельном идеале. Однажды на улице играли маленькие девочки, а в это время там проходил махараджа Джайпура, переодетый в одежду простого человека. И вот одна девочка сказала: “Я выйду замуж за миллионера”. А вторая сказала: “Я выйду замуж за командира”. И была еще одна, которая сказала: “Я выйду замуж за короля этих мест, за махараджу”. Махараджа как раз был по близости и услышал эти слова, а он был таким старым, что годился ей в дедушки. Это позабавило его, и он сказал родителям этой девочки, что когда придет время выдавать ее замуж, им нужно обратиться к нему и ее приданное будет обеспечено государством так, чтобы сделать ее счастливой на всю жизнь. Проходили дни и годы, король умер, и вот пришло время, когда родители стали подумывать о приготовлении свадьбы для дочери. Когда они заговорили об этом с ней самой, девушка ответила: “Как это может быть? Я уже вышла замуж. Разве я не дала слово? Разве этого недостаточно?” Родители сказали: “Это было слово, данное в детстве, оно ничего не стоит, это было во время игры. Махаражда уже умер”. Она сказала: “Нет, никогда. Я не хочу ничего об этом слышать. Я дочь кшатриев*[* индуистская каста рыцарей], я дала слово и не отступлю от него”.

Это предельный идеал, он наделен аспектом фанатизма. И тем не менее, это идеал. Есть и другие. Есть идеал генерала, который в момент поражения все же поднимает флаг своей нации и говорит: “Нация не побеждена”. Есть тысячи идеалов подобных этому. Кто-то скажет, что им не хватает мудрости, что им не хватает уравновешенности, что им не хватает рассудка и логики. И все же они стоят над логикой и рассудком, они стоят над тем, что называется практичностью и здравым смыслом. Многие практичные люди, обладающие здравым смыслом, приходили и уходили. Если мы и помним имя кого-нибудь, кто оставил в мире непреходящее впечатление, то это идеалист.

Несомненно, что величайшим является тот идеал, в котором мы все ощущаем, что пришли из одного и того же источника и возвратимся в тот же источник, потому что этот в этом идеале мы объединяемся друг с другом, служим друг другу, чувствуем свою ответственность за то, чтобы быть искренними и верными друг другу. Я думаю, что если у человека нет идеала, если он и научился какой-то добродетели, он не сможет должным образом следовать этой добродетели. Идеал естественно учит добродетелям; они произрастают из самого сердца человека.

Есть одна история о короле, который судил четырех человек за одну и ту же вину. Мудрый король сказал, что одного надлежит выслать, второго посадить в тюрьму пожизненно, третьего казнить, а четвертому сказал: “Я очень удивлен. Я никогда не ожидал, что ты можешь совершить такой проступок”. И каков же был результат? Тот, кого посадили в тюрьму, был вполне счастлив там со своими товарищами. Тот, кого выслали, организовал за рубежом свой собственный бизнес. Приговоренного к казни казнили. А четвертый ушел домой и покончил с собой.

Что побуждает человека к жертвованию, так это лишь одно – идеал, и он может жертвовать только одним – своей жизнью, своей собственной жизнью. Вот почему человек без идеала неглубок, он мелочен. Как бы ни был он доволен своей повседневной жизнью, он никогда не сможет наслаждаться тем счастьем, которое не зависит от внешней жизни. Удовольствие, которое получается через боль, – это удовольствие, испытываемое идеалистом. Но какое же удовольствие может быть без боли? Оно безвкусно. Цель жизни – люди столько думают о ней, а что она такое в конце концов? Потеря, вызванная идеалом, это большее приобретение, чем какое угодно иное в этом мире.

*********

Вопрос: Может ли человек утратить свой идеал?

Ответ: Чтобы обрести другой идеал. Есть две возможности потерять идеал. Человек утрачивает свой идеал, впадая в пессимизм или разочаровавшись в нем. Но я думаю, что ему следует сделать свой идеал достаточно независимым, что ничто внешнее не имело силы разрушить его. Я думаю, что тот, кто увидел недостатки своего любимого друга, все-таки не любил этого своего друга, потому иначе любовь добавила бы к недостаткам все необходимое, чтобы сделать его совершенным. Не то чтобы любимый был совершенен, любящий делает его совершенным. Многие говорят: “Я любил, но разочаровался”. Я говорю им так: “Вы копали, но копали неглубоко; вы достигли грязи, но не воды”.

Вопрос: Идеализм заразителен?

Ответ: Нет ничего более заразительного, чем идеализм.

Вопрос: Часто у людей бывает мелкий идеал; они осознают его на какое-то время, а потом оставляют его и переходят к другому. Не несет ли это также опасности?

Ответ: Да, но в то же время иметь даже мелкий идеал, понимать его, быть искренним по отношению к нему – это нечто ценное. На самом деле, мы не затрагиваем сам идеал, когда переходим от одного идеала к другому.

Восточное Общество поставило одну пьесу, это древняя сказка о Харише Чандра. Я хотел бы обратить ваше внимание на один момент из этой пьесы. Хариш Чандра был королем, и в его принципы входило быть верным, быть правдивым, держать свое слово. Пришло такое время, когда его продали в дом одного человека, и тот сделал его смотрителем такого места, где кремировали трупы. Там он встретился со своей женой, с которой был разлучен много лет. Она принесла ему его умершего сына для кремации, но она была так бедна, что у нее не было денег, чтобы заплатить за ритуал. В нем началась борьба: это был его собственный сын; его собственная жена, которую он не видел много лет, пришла к нему и она была настолько бедна, что не могла заплатить, в то же время он был назначен своим господином, чтобы брать деньги за свою работу. Вот почему, несмотря на то, что он узнал женщину, он не сказал: “Я твой муж”. Он узнал ребенка, но не позволил своему сердцу показать свою глубокую скорбь. Он не позволил ей войти бесплатно, потому что был назначен для этого. Он испытал скорбь, которая хуже смерти, но остался верен своему принципу.

Идеал всегда вам нравится, каким бы фанатичным, каким бы безрассудным, лишенным логики он ни казался. Все же идеал есть идеал. У него своя жизнь. Идеал живет и делает живым идеалиста.

Вопрос: Как можно проверить, что идеал верный? Что он может вести нас вперед?

Ответ: Я думаю, что идеал есть идеал. Если он ведет вас вот настолько и не более, тогда придет другой идеал, который поведет вас дальше. Но идеал – это путь, которым нужно идти.

Вопрос: Если это верный идеал, то он будет вести нас вперед и вперед?

Ответ: Очень трудно отличить ложное от верного. Не просто трудно, невозможно. Но я бы сказал, что если это ложное, то оно настолько ложное, насколько реальное. А если это реальное, то оно настолько реальное, насколько ложное. Лучший способ: время от времени просто принимать как верное то, что кажется нам верным, не обсуждать это с другими, не отстаивать его. Мы не знаем, что то, что сегодня мы считаем верным, завтра можем счесть неверным. Никогда не говорите, что завтра вы не назовете то же самое ложным, потому что все эти термины: хорошее и плохое, правильное и неправильное, добродетель и грех, ложное и истинное – относительны, и с изменением пространства и времени они изменяются. Это значит, что они изменяются при взгляде с высоты и с позиции, с которой мы смотрим на них. Иными словами, проще говоря, я скажу так: что кажется правильным утром, вечером может показаться неправильным. Что может показаться неправильным днем, ночью может показаться правильным.

Вот еще одна иллюстрация: представьте, что вы поднимаетесь по большой лестнице с множеством ступенек, и если вы будете останавливаться на каждой площадке и глядеть вокруг, то на иной ступеньке правильное может показаться неправильным, а неправильное – правильным. Все зависит от того, как мы на это посмотрим. Вот почему лучше всего делать то, что мы считаем правильным, хорошим и добродетельным в настоящий момент. Но нам не следует навязывать или требовать от других того, что мы считаем правильным, или хорошим, или истинным, если другие не рассматривают это так, как мы.

Вопрос: Тогда что же нам надлежит делать в образовании?

Ответ: Конечно, для детей вопрос ставится по-другому. Для того чтобы обрести свободу, мы не начинаем со свободы. Чтобы прийти к свободе, мы начинаем с дисциплине. Повсеместная ошибка нашего времени в том, что для того, чтобы прийти к свободе, люди дают свободу и тем самым все портят, ибо, если вы начинаете со свободы, тогда вы закончите дисциплиной. Если вы начнете с дисциплины, вы придете к свободе. Свобода есть идеал, к которому следует стремиться, она есть итог вашей работы; с нее не следует начинать.

Вопрос: Да, но многие люди в жизни подобны детям, тогда как другие мудры. Есть ли на мудрецах ответственность?

Ответ: Да, дети могут быть мудрыми, но они, в то же время, зависимы от детства и не только в смысле средств к существованию, но и в отношении своей культуры.

Никто не несет ответственности за другого. Мы все ответственны за самих себя. И вы тысячу раз ошибаетесь, если считаете, что другой человек не так сильно развит, как вы.

Но в то же самое время, если человек хочет знать, как обращаться с другими, я бы сказал так: “В несколько измененной форме так же, как с детьми”.

Вопрос: Как узнать, на правильном ли мы пути? Наше воспитание влияет на наши идеи.

Ответ: Истина есть часть нашего существа, самая существенная и важная часть. Поэтому все, что мы считаем истинным в данный момент – истинно в данный момент. Требуется только наша проницательность и искренность, потому что если мы обманываем себя, то и сами будем обмануты. Когда люди далеко отклоняются от истины, это происходит потому, что они не заботятся, они невнимательно относятся к поддержанию той истины, о которой их душа говорит, что это и есть истина. То, что вы считаете верным в данный момент, то и будет верным для вас.

Вопрос: Мы можем быть ограничены принципами, которые мы полагаем неверными, но которые у нас имеются в силу воспитания. Человек хочет избавиться от мыслей и все же...

Ответ: Как я и сказал: принцип, который вы считаете неверным, не следует считать верным. Если весь мир скажет, что это верно, а вы считаете, что это ложно, тогда это ложно, поскольку это ложно, по крайней мере, для вас, и это важнее всего в вашей жизни.

Вопрос: Порой бывает очень трудно понять, где истинное, а где ложное. Воспитание человека является такой силой, что человек мысленно рассуждает сам с собой и думает: это невозможно, это бесполезно. Человек в затруднении.

Ответ: Да, если человек знает, что все то, чему он научился – ложное, тогда ему нужно разучиться.

Вопрос: Есть ли какой-нибудь способ узнать это? Можем ли мы посидеть в безмолвии и найти истину? Есть ли такое место, где мы можем найти истину?

Ответ: В погоне за истиной мы уже движемся в самой истине.

Вопрос: Истина не изменяется; изменяется только наша точка зрения. Можем ли мы найти свет в безмолвии?

Ответ: Эта истина – истина абсолютная, которую ни с чем нельзя сравнить. Следует различать факт и истину. Эти два понятия, из которых вы выбираете одно как реальное, а другое как ложное, не что иное, как факты. Но когда вы приходите к высшей истине, это просто как свет. В присутствии свет нет тьмы. Вот почему та истина, которая является высшей истиной, не имеет сравнения, она не относительна. Эта истина является и есть то, что творит всю истину.

Вопрос: Можем ли мы получить ее в безмолвии?

Ответ: Конечно, безмолвие – это самая важная вещь.

Вопрос: Что значит фраза в Гайанах: “Идеал есть средство, но разрушение идеала есть цель”?

Ответ: Это очень тонкий вопрос. Что такое разрушение идеала? Истинный идеал всегда кроется за идеалом, созданным человеком, который его закрывает. Например, аромат скрыт под лепестками прекрасной розы, если вы хотите получить вытяжку из этого аромата, вам придется ее разрушить. При этом та роза, которой предстояло цвести еще сутки, превращается в вытяжку, в эссенцию, которая останется с вами на всю жизнь. Так и с идеалом.

Вопрос: Разве не следует возвышать свой идеал даже прежде, чем он достигнут?

Ответ: Это зависит от того, какой это идеал. Если этот идеал таков, что его можно возвысить, нет сомнений, что при возвышении идеала душа также возвышается.

Вопрос: Как правило, чем ближе мы подходим к идеалу, тем дальше он от нас уходит, так ли это? Когда мы подходим к нему ближе, мы еще сильнее чувствуем, что мы еще далеки, потому что цель становится больше.

Ответ: Иными словами, чем острее становится ваше зрение, тем прекраснее становится идеал. Таким образом, он становится больше, но тем самым вы не отодвигаетесь, в действительности, вы приближаетесь к нему.

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

Путешествие к цели

Когда мы изображаем жизнь как путешествие, есть тысяча вещей, доказывающих нам, что это так. Мы видим множество путешествующих людей, смотрящих на жизнь и движущихся вперед. Те, кто доехал до своей станции, выходят из поезда, и та маленькая дружба, симпатия или антипатия, которую мы чувствовали к ним, длится лишь до этого мгновения. Те, кто ушел, оставляют нам впечатление о них, которое мы уносим с собой.

Такое впечатление делает нас счастливыми или несчастными, заставляет нас все еще любить их, ушедших, или ненавидеть их, желая, чтобы мы никогда больше их не увидели. Когда мы думаем о вчерашнем дне, когда думаем о последней неделе, последнем месяце, когда мы думаем о годах нашей жизни, которые прошли, это показывает только то, что они пройдены, и мы прошли через них. В то же время это такое же ощущение, какое появляется в поезде, как будто поезд стоит на месте, а мимо бегут деревья. В жизни у нас есть такое ощущение, что жизнь проходит, а мы стоим на месте.

Мы видим также, что в этом путешествии некоторые полностью готовы, у них есть все необходимое в этом мире, есть и другие, которые не подготовились. Но путешествуют равно и те, и другие. Единственная разница состоит в том, что для тех, кто подготовился, путешествие проходит легче.

Есть одна притча про обезьяну и воробьев. Когда приблизилась осень, воробьи начали щебетать: “Нам нужно гнездо, нам нужно строить гнездо, нужно его подготовить, осень идет!” А обезьянка услышала это и очень испугалась, она впервые услышала про осень. Испуганная прибежала она к родителям и закричала: “Нам нужно строить дом, нам нужно строить гнездо, чтобы защитить себя. Я ведь не знала, что осень идет, мне об этом сказали”. Пока они рассуждали так, воробьи построили себе гнездо, а обезьяны все откладывали на завтра, а потом снова на завтра.

Так и в мире мы встречаем два типа людей. Один скажет: “Какое это имеет значение? Поживем - увидим”, а когда столкнется с трудностями, с нуждой, с необходимостью, начинает осознавать, что, может, было бы лучше подготовиться заранее. Так и с образованием. Когда молодой человек учится, у него всегда есть тяга развлекаться, наслаждаться жизнью, а потом золотое время детства, дающее способность учиться, обретать знание проходит и становится слишком поздно его приобретать. Также и в юности – это дни, когда тратить нужно осторожно, в то время, когда человек растратит все и не приобретет ничего, тогда он начинает ощущать потерю.

Величайшее богатство – это здоровье, энергия, разум и сама жизнь. Если с юности не беречь здоровье, не хранить его, не заботиться о нем, и хотя в это время оно не ощущается, но потом придет день, когда человек поймет, что он не подготовился к дальнейшему. Однажды я спросил у человека, который был стар, но силен и здоров: “Сэр, скажите, какой благодати Вы удостоились? Что позволяет Вам в таком возрасте оставаться столь сильным и здоровым?” Он ответил: “Сохраненная энергия молодости поддерживает ныне мою жизнь”. Очень немногие молодые люди думают об этом. Юность – это опьянение. Когда они находятся в таком опьянении и полны энергии, они не думают, что им нужно будет заплатить, чтобы их путешествие жизни было долгим.

И вот мы подходим к идее гуманности. То, что сегодня мы считаем обучением или образованием, состоит, в основном, из грамматики, истории, географии, математики и арифметики, но образование, которое нам надлежит иметь, как разменную монету – хорошие манеры, сильная воля, правильное умонастроение – этому образованию, кажется, не придается должного значения, его мы не находим. А если у человека есть образование, квалификация, должность и ранг, но ему недостает воспитания, то он очень многое упускает в жизни. Если у человека есть все это, но нет силы ума, необходимой, чтобы провести его по жизненному пути, он многое упускает в жизни.

Человек, которому не хватает денег, немного упускает, человек же, которому не достает силы ума, упускает в жизни все. Слабость растет и растет, а человек не знает об этом. Когда человек обнаруживает искорку слабости в себе самом, он говорит: “Ну и что? Ничего особенного”. Но он не знает, что искра разгорится и однажды превратится в пламя. И для тех, кому недостает воспитания, кому недостает силы ума, кому недостает правильного отношения, будет тогда слишком поздно – им ничего не удастся исправить. Природа жизни такова, что легкомысленная жизнь засасывает в безрассудство, и наполненная мыслью также притягивает безрассудство. Вот почему в жизни больше шансов упасть, чем возвыситься. Кроме того, среди нескольких тысяч людей едва ли найдется хотя бы один, кто совершает путешествие жизни с открытыми глазами – подавляющее большинство путешествует с закрытыми глазами. Человек так зависит от своих друзей, от своих родных, от тех, кто его любит, от тех, кто им восхищается, но он не знает, что те же, кто его любит, спросят с него все, чего ему недостает.

Поэтому все, что нужно в жизни, это владеть собой и не думать: “Какое это имеет значение! Мой отец был королем, а мой дед – императором! Мне все равно”. Какие бы родственники у вас ни были, какие бы они ни были великие и хорошие, в этом для вас пользы нет. Каждому из нас нужно совершать свое путешествие, и нам необходимо соответствовать требованиям этого путешествия. Как чудесно наблюдать в наших небольших поездках, как в группу путешественников приходит человек и приносит им огромную радость, открывает им все, чем обладает, делится с ними, производит на них хорошее впечатление и завоевывает их сердца. Когда он уходит, он оставляет своим друзьям радость, это прекрасное впечатление, которое они сохранят навсегда. А бывает и так, что человек обижает, вредит, вносит возмущение в среду тех людей, которые с ним путешествуют. Когда он уходит, они молятся, чтобы никогда его больше не встретить.

Однажды служанка рассказала своей госпоже, что видела на улице похоронную процессию. Это произвело на нее большое впечатление, и она сказала: “Конечно же, умерший отправился на небеса”. Ее госпожа рассмеялась в ответ на такое безапелляционное утверждение, что тот, кого хоронили, отправился в рай, и спросила ее: “Ты что же, сама видела, как покойный отправился на небеса?” - “Но это же просто, мадам, ведь все, кто шел в этой похоронной процессии, плакали. Ясно, что этот человек произвел большое впечатление на тех, среди кого он жил”.

Человек, поглощенный своей повседневной жизнью, теряет все, он не знает, что жизнь проходит, а зов приходит прежде, чем об этом подумает. Человек совершает большие ошибки, но из всех ошибок есть одна главная, суть которой в том, что он проходит по жизни, думая, что останется здесь навсегда. И естественно, когда без подготовки к нему приходит зов, то он воспринимает его как удар, вместо того, чтобы воспринимать его, как приглашение. Если подумать о путешествии в будущей жизни, то мы увидим, как много в этом мире людей, которые даже не знают, что есть что-то по ту сторону, а если и знают, то у них есть свои предвзятые идеи о том, как оно приходит.

Есть религиозная и философская вера, но ни одна из них не удовлетворяет нашей цели. То, что может удовлетворить, должно знакомить нас с дорогой, по которой нам предстоит пройти, а познакомившись с дорогой, мы начинаем видеть, что это та дорога, по которой душа сошла на землю. Эта дорога – мост, между физической и духовной частью нашего существа, поэтому природа этого путешествия иная. Путешествие, которое мы совершаем в мире, происходит вне нас. Путешествие, о котором мы говорим, происходит внутри нас, мы проделываем его, знакомясь с той дорогой, которая ведет к цели, к которой нам предназначено идти. Именно это обретается как божественное знание с помощью медитации.

Многим в этом мире интересно узнать, что мы найдем после этой жизни, именно это открывает большие возможности тем, кто хочет привлечь человечество ложью. Это дает им возможности рассказывать сказки, чтобы удовлетворить любопытство людей, ибо кто может лучше знать путь, чем сам человек: он путешественник, его дух пребывает в пути. Только сам человек должен увидеть свой путь, лишь собственными глазами он должен увидеть то, что найдет на этом пути. Вот почему учителя тайн жизни не будут вам говорить, что на своем пути вы увидите то или другое. Они скажут, что вы найдете то, что найдете, и ваша задача – держать глаза открытыми, чтобы путешествовать своим путем и увидеть все самим.

Однажды мюрид спросил своего учителя: “Как бы я хотел увидеть, что такое рай, и на что похож ад!” - “Закрой глаза, - сказал учитель, - и ты это увидишь”. “А первым я увижу рай?” Учитель сказал: “Да”. Тот закрыл глаза и погрузился в медитацию. “А теперь, - сказал учитель, - ты увидишь ад в медитации”. Когда мюрид открыл глаза, учитель спросил: “Что ты видел?” Тот ответил: “Ни рая не видел я таким, как рассказывают люди, ни красивых деревьев и цветов или удобства и роскоши. Ничего я не видел”. – “А что же ты видел в аду?” - “Я ничего не видел. Я ожидал увидеть огонь, мучения людей, но ничего не увидел. В чем причина? Видел я все-таки или не видел?” - “Конечно, видел, но только сера и адский огонь и драгоценности рая тебе нужно приносить с собой. Там этого не найти”. Эта притча дает ключ к пониманию изречения Омара Хайяма: “Рай – это образ исполнения желаний. Ад – это тень сгорающей души”.

Что необходимо выучить и понять, так это то, что мы пришли от совершенного истока и идем к совершенной цели. Но многие неосознанно ищут этот исток, и большинство из нас ищут этот исток неверно; лишь немногие сознательно ищут этот исток и еще меньше людей ищут этот исток правильно.

Обратимся теперь к вопросу о правильном поиске этого истока. Начинать искать его надо с изучения психологии собственной жизни: что заставляет человека падать, что заставляет его подниматься, что приносит ему неудачу, и что – успех, что дает ему счастье и что – печаль, – а потом исследовать природу удовольствия и боли: долго ли продолжается удовольствие, страдание, или это мимолетное удовольствие, мимолетное страдание, – а потом определить обманчивый и лживый характер собственных впечатлений: как под покровом боли было удовольствие, как под покровом удовольствия была боль, как в самом худшем человеке можно найти хорошее, а в самом лучшем можно увидеть нечто худшее. Это расширяет точку зрения человека, подготавливает почву его сердца для того, чтобы осознать тайну наслаждения.

Следующее, что должен сделать человек – это уметь контролировать свои действия – физические и умственные. Он должен знать, что природа жизни состоит в том, чтобы постоянно идти вперед, поэтому приостановка жизни придает этому отношению путешествия взгляд изнутри, вместо того, чтобы придавать ему взгляд снаружи. Сколько ни прочтет об этом человек, сколько ни будет изучать это, он не получит от этого удовлетворения; удовлетворение приходит от опыта, а опыт достигается в медитации.

Кроме того, в таком путешествии никто не спросит вас, из какой вы семьи, к какой нации и расе вы принадлежите, к какому народу, какую религию исповедуете. Все что спросят у вас: “Вы готовы к путешествию?” Ваша подготовленность будет вашим паспортом, ваша готовность станет вашим билетом, который нужно будет предъявить на этом жизненном пути. Никакие личные достоинства здесь не берутся в расчет, важна лишь степень вашего развития на духовном пути.

На Востоке есть школа суфиев, и она существует уже многие тысячи лет, эта школа была еще до времен Авраама. Именно эта мудрость сейчас дается здесь, в западном мире, сегодня, когда потребность в ней ощущается во всем мире, двери этой школы открыты для всех стран мира. Она предназначена для серьезных искателей, для тех, кто не ищет феноменов и чудес, кто придет за учением не из любопытства, но с серьезным умом и твердым намерением идти по этому пути – это для них открывает школа двери своего сердца, приветствуя их.

В человеческой эволюции есть два этапа, их можно также назвать малым и большим этапами. В символике индийских пуран персонажи, проходящие эти этапы, называются младшими и старшими братьями. Точно так же, как этап детства, когда ребенок знает только то, чего он хочет, и счастлив, когда этого добьется, независимо от того, какие будут последствия, малый этап, который проходит душа, таков, что человек желает в действительности лишь того, что он может видеть, слышать, осязать, до чего он может дотронуться. Ему ничего не нужно кроме этого, только это желанно, ему ничего больше не хочется. Большой этап наступает тогда, когда человек уже приобрел некоторый опыт в жизни, узнал удовольствие и боль, энтузиазм и разочарование и знает изменчивость жизни. Лишь тогда он достигает большого этапа.

Малый и большой этапы не зависят ни от возраста, ни от образования. Они зависят от внутренней жизни. Пройдя по жизни сколько возможно и преодолев ограниченность малого этапа, человек входит в состояние большого этапа. На Востоке есть обычай, который стал своего рода религиозным этикетом: не будить спящего, но дать ему хорошенько выспаться. Несоблюдение такого правила считается преступлением. Иными словами, вы должны относиться к миру сообразно его природе и не идти против нее. Не следует подталкивать человека, пребывающего на малом этапе, на большой этап, он должен хорошенько выспаться, прежде чем сможет пробудиться.

Теперь о том, что касается продвижения по духовному пути: здесь наблюдается два разных характера. Один человек скажет: «Да, мне хочется пойти по этому пути, но куда я приду?». Он хочет все знать еще прежде, чем вступит на этот путь. Он хочет знать, пойдут ли с ним его друзья, а если нет, то и он не готов идти. Он не уверен в пути, и поэтому он не пойдет один, он хочет знать, когда и куда он придет и насколько небезопасным будет путешествие по этому пути. Если он все же предпримет путешествие, то будет то и дело оглядываться, а вглядываясь вперед, задаваться вопросом: «Достигну ли я поставленной цели? Верный ли это путь?» Тысяча сомнений одолеют его, тысяча страхов; он будет оглядываться назад, вглядываться вперед, озираться вокруг. Если бы хоть кто-нибудь мог сказать ему, как далеко он забрел! Он теряет покой, он хочет знать, далеко ли еще до цели. А поэтому он всего лишь дитя, хотя и полон желания путешествовать. Все это для него игрушки: мистические возможности ментального исследования занимают все его время. Он хочет посмотреть на карту путешествия, чтобы увидеть, куда он идет.

В Библии говорится об условиях большого этапа: «До тех пор, пока душа не родится заново, она не сможет войти в Царство Божье». Если бы меня попросили рассказать о том, что это за путешествие и какова его цель, я бы сказал, что все творение предназначалось для этого путешествия, и если бы не это, то творения не было бы вовсе. Прежде чем человек предпримет такое путешествие, он в той или иной форме проигрывает для себя, как он мог бы его совершить, но в действительности он еще не начинал его. Например, человек желает быть богатым и все свое время, энергию, жизнь, все мысли свои посвящает этому — он, можно сказать, путешествует к своей цели. Если он желает власти, то стремится к ней и достигает ее, если хочет получить должность, то прилагает к этому все усилия — естественно, все это играя. Это доказывает тот факт, что любые действия, которые предпринимает человек, чтобы достичь чего-либо желаемого, приводит к возникновению желания чего-то другого. Если он богат, то хочет славы, а если он известен, то желает еще чего-нибудь. Когда у него есть одно, он стремится к чему-то другому и никогда не удовлетворяется. Это показывает, что человек, занятый внешней жизнью, в преследовании мирских вещей, в душе не удовлетворяется, но испытывает постоянное томление души о чем-то, что рождает в нем постоянное чувство беспокойства.

Очень хорошее объяснение этому дает великий суфийский учитель Персии Руми в своей книге «Маснави», вопрошая:

Что же это такое в тростниковой флейте,

Столь созвучное твоей душе,

Что проникает в глубь тебя и пронзает твое сердце?

Ответ таков: это плач флейты, а причина плача в том, что когда-то она была частью растения, а потом ее отсекли от целого. В самом сердце ее проделали отверстия. Она тоскует по единению со своим истоком, своим началом. Так и душа чувствует томление по своему началу. И в другом месте своей книги Руми пишет:

Бывает так и с человеком,

Покинувшим свою страну,

Блуждает он вокруг и чувствует себя довольным,

Всем тем, что видит.

Но придет мгновенье,

Когда тоску он сердцем ощутит,

Влекущую его туда, где он родился.

В мире можно видеть, что те, кто действительно страдал, кто разочаровался и чье сердце разбито, не желают рассказывать о своем опыте кому бы то ни было, они не ищут общества, но желают быть наедине с собой. И тогда оказывается, что есть кто-то, кто ждет с распростертыми объятьями, ждет, пока душа придет, как дитя приходит к своей матери. Это показывает, что есть где-то утешитель, более великий, чем кто угодно в мире, друг, более дорогой, чем кто-либо в мире, защитник, который сильнее, чем любое земное существо. Зная, что на мир нельзя положиться, он ищет этого великого в самом себе. Друг на всю жизнь, который и после смерти останется другом, в удовольствии и в страдании, в богатстве и в нищете, тот, на кого вы всегда можете положиться, кто всегда ведет вас верным путем, кто даст лучший совет, — этот друг сокрыт в вашем сердце. Вы не сможете найти лучшего. Кто же этот друг? Собственное существо человека, его истинное, внутреннее существо. Этот друг — исток, начало и цель всего.

Но возникает вопрос: если этот друг — собственное существо человека, зачем называть его другом, почему не назвать его самим собой? Ответ таков: несомненно, этот друг действительно собственное существо человека, но, когда более великое «Я» сравнивается с нынешним осуществлением, человек оказывается меньше, чем капля воды в океане. Человек сам не умеет призвать этого друга до той поры, пока не забудет самого себя, пока он перестанет быть самим собой. До тех пор, пока и если он не достигнет состояния совершенства, человеку лучше оставаться в безмолвии и воздерживаться от разговоров о том, чего он еще не достиг. Все оккультные школы по всему миру как первый урок предписывают безмолвие, никаких обсуждений, споров, возражений. Условия для тех, кто вступил на путь, отличаются от предназначенных для тех, кто обретается во внешнем мире. Подлинные знатоки жизни держат рот на замке относительно этого предмета. Нет более успешной и благодарной методики, чем методика пророков всех стран, которые давали человеку первый урок любви к Богу.

Религиозные власти разных времен держали человечество в неведении относительно знания Бога, они давали ему лишь веру в Бога. Отсутствие знания дало человеку повод восстать против того, что он не мог понять, и мы получили господство материализма в этом мире, господство, которое все еще распространяется. Во времена материализма в мир приходит хаос, все перемешивается, нет покоя. Все хотят творить добро, но не знают как. Такие времена Шри Кришна назвал распадом дхармы, когда уходит дух и остается одна лишь форма. Несомненно, душе через интуицию своевременно дается предупреждение, но столь велико опьянение жизнью, столь велик туман, что это послание остается не услышанным, непонятым, не принятым до тех пор, пока посланник не исчезнет.

А теперь вернемся к путешествию: как оно осуществляется, каким способом? Мы видим, что, когда человек поднимается над такими вещами в мире, как власть, богатство, собственность — всем, что дает ему гордость и тщеславие, тогда в сердце его входит желание, воспоминание о своем истоке, совершенстве любви и мира. Никто в мире не может претендовать на то, что достиг этой стадии, потому что каждый миг жизни говорит громче о том, что он говорит, чем о том, что он на самом деле собой представляет.

Первое движение человека к человечности — это милосердное отношение, любовное отношение в такой степени, что всепрощение движет каждым поступком его жизни. В своих действиях он выказывает терпение, терпимость по отношению к человечеству и считает, что каждый человек находится на своей ступени эволюции. Он не может ожидать, что человек будет поступать лучше, чем ему позволяет ступень эволюции, на которой тот находится. Он не устанавливает собственных законов и не хочет, чтобы другие им следовали; он следует закону, общему для всех.

Когда человек относится с любовью, когда он стремится служить, прощать, терпеть, уважать всех, хороших и плохих, молодых и старых, тогда и начинает он свое путешествие. Для объяснения этого не найти лучшего символа, чем крест. Этим путем сможет пройти человек, обладающий смелостью, силой воли и терпением. Когда человеку приходится жить среди людей самых разных характеров, он должен собственный характер сделать мягким как роза, даже еще мягче, чтобы никого не поранить шипами. Два шипа не причинят друг друга вреда; шипы могут поранить розу, но роза не разорвет шипы. Подумайте, что за жизнь может быть у розы между двумя шипами!

Путешествие начинается с тропы, усеянной шипами, но идти придется босиком. Нелегко быть терпимым, всегда терпеливым, воздерживаться от того, чтобы осуждать других, любить врага своего. Только мертвый идет этим путем — тот, кто выпил бокал с ядом. Начало любого пути всегда трудное и неинтересное, тяжелое для каждого. Спросите скрипача о первых днях его обучения, когда он начал играть гаммы и не мог достичь даже нужного звучания нот. Часто ему не хватало терпения продолжать, и так было до той поры, пока он не смог сыграть так, что был удовлетворен. Первая часть пути — это постоянное стремление пробиться, борьба с жизнью, но по мере того как человек приближается к цели, путь становится легче. Расстояние кажется больше, а путь — легче, встречается меньше трудностей. Путешествие осуществляется прежде всего осознанием себя: что я такое? Тело, ум или еще что-то? Происхожу ли я с земли? Или откуда-то еще?

Как только человек пустился в путешествие, тут же восстает его низшая природа. Все безумства и слабости человека хотят стащить его на землю, и борьба за то, чтобы разорвать эти цепи, потребует силы Самсона. А потом приходит черед борьбы между красотой материальной и духовной. Красота, выраженная в формах, более реалистична, духовная же красота скрыта туманом до тех пор, пока человек не достигнет той стадии, когда она становится красотой, излучающей свет.

Следующий этап борьбы наступает тогда, когда человек уже приобрел знание, силу, магнетизм. Он осознает, что обладает большим могуществом, чем другие, знает больше, чем другие, способен сделать больше, чем другие. Заставить себя пользоваться этими способностями правильно — это еще одна схватка, человек не должен гордиться своими свершениями. Есть враг, который пускается в путешествие вместе с человеком и никогда его не покидает — это его гордыня и духовный эгоизм. Этот враг остается с ним на протяжении всего пути. Подумайте об искушении, когда, получив вдохновение и силу, человек может думать: «Я могу, знаю, понимаю больше, чем ты». Это постоянная борьба до конца, и каждое мгновение человек падает и скатывается вниз. Лишь уравновешенный путешественник будет каждый раз упорно подниматься, поскольку, не имея терпения, он может потерять путь. К тем, кто путешествует по этому пути, придет помощь, как сказал Христос: «Ищите прежде Царствия Небесного и все остальное приложится». Важна цель и правильное к ней отношение души, а не то, что вы встречаете на пути.

Внутренняя культура суфийской школы, которая сейчас открывается западному миру, призвана быть руководством на этом пути. Никто в мире не может вести человека по этому пути. Те, кто уже путешествовал этим путем, могут лишь немного подсказать тем, кто действительно хочет путешествовать по нему.


7167315462405918.html
7167369822427989.html
    PR.RU™