IV. Внешняя политика Турции

Во внешней политике М. Кемаль стремился следовать принципу рав­ноудаленное™. Главной его целью было укрепить национальный пре­стиж страны. Отношения с СССР диктовались главным образом со­ображениями безопасности (договор о дружбе и нейтралитете с СССР был заключен еще в 1925 г., затем продлен в 1935 г.). Меньшую роль играли экономические интересы (хотя во время визита К.Е. Вороши­лова в 1933 г. в Турцию был получен кредит в 8 млн. руб. золотом).

Став членом Лиги Наций в 1932 г., Турция стремилась поддержи­вать дружественные отношения со всеми странами. Были подписаны договоры о нейтралитете с Грецией и Италией. Дипломатический кризис с Италией (из-за Додеканесских островов) был урегулирован в 1936 г., когда Турция признала захват Эфиопии, проведенный Муссолини.

В 1936 г.в швейцарском городе Монтре состоялась международная конференция, на которой была заключена так называемая конвенция Монтре— о демилитаризации проливов Босфор и Дарданеллы.

Постепенно нормализовались отношения с соседними мусульман­скими странами.8 июля 1937 т. был заключен так называемый Саадабадский пакт о ненападении между Турцией, Ираном, Афганистаном и Ираком. Отношения с Англией складывались вполне успешно: за 1937— 1938 гг. Турция получила кредитов на сумму 19 млн. ф. ст. Фран­ция вернула Турции в 1939 г. район Хатай (часть подмандатной Фран­ции территории Сирии).

Особое значение М. Кемаль придавал развитию отношений с Гер­манией.Приоритет в них имели прежде всего экономические связи. Уже в 1936 г. на долю Германии приходилась половина всей внешней торговли Турции. Это сказалось и на определенном крене в политике. Хотя в будущей Второй мировой войне Турция придерживалась фор­мального нейтралитета, симпатии значительной части ее правящей элиты были прогерманскими.


7166413309418014.html
7166435576844230.html
    PR.RU™